Хоккеист ссср сердечный приступ на льду

Хоккей с шайбой Википедия


Умер хоккеист Валерий Васильев

Ушел настоящий былинный богатырь, благородный, честный на льду и в жизни, искренний с друзьями и непримиримый с соперниками. И, по моему мнению, лучший защитник в истории нашего отечественного хоккея.

Говорить много не буду. Скажу, что наиболее применимое слово по отношению к Васильеву - Глыба.

О нем слагали легенды, когда ему еще не было и тридцати. В нем сочеталась та прямота и отвага, что была присуща послевоенной шпане, благородство и удаль, ковавшееся в схватках с самими непримиримыми соперниками. Он был одним из немногих, кого побаивались всесильные канадцы. Мне приходилось много слышать о неимоверной физической силе капитана "Динамо", команды, которой он не изменил до конца жизни. "А ведь он мог бы играть до сих пор, такая недюжинная сила была в нем. И был бы лучшим", - признавался мне пару лет назад Владимир Владимирович Юрзинов". Но все закончилось там. В 1980-е, когда он ушел со льда …

Прощайте, великий игрок и капитан! Земля Вам пухом, Валерий Иванович!

Отрывок из книги "ЖЗЛ. Александр Мальцев" (в авторской редакции Максима Макарычева")

Друга Мальцева по "Динамо", его ровесника Валерия Васильева за былинную мощь и богатырскую стать за океаном называли "Хозяином тайги". Об уникальной мощи Валерия Васильева, выходца с берегов Волги, слагали легенды. В сборной, памятуя о его малой родине и зная о его "удалой силушке", Валерия Васильева называли "Горьковским бурлаком". А друзья, в шутку, "горьковской шпаной". Сам Васильев признавался, что его запросто могла бы "поглотить улица и он стал бы обычным бандитом", если бы он не начал серьезно заниматься хоккеем.

Также как и вратарь сборной СССР Виктор Коноваленко, он был выходцем из славного города Горький на Волге. "Если бы, наверное, не спорт и не занятия хоккеем, действительно быть бы Валере предводителем местных хулиганов, - шутит Сергей Мальцев, брат Александра Мальцева. - Силища у него была неимоверная. А сам он был парень отчаянный. Я однажды видел, как он своим кулаком, без последствий для кулака, проломил внушительную доску, да так, что в ней оказалась дырка".

Анатолий Тарасов полагал, что на льду переиграть Васильева было практически невозможно. Говорили, что главный тренер ЦСКА в матчах с "Динамо" не рисковал выпускать своих любимцев - Фирсова и Харламова против Валерия Васильева. Хоккейный мэтр позже сам признавался, что специально строил такой план игры, чтобы двое армейских нападающих не пересекались со своим партнером по сборной на площадке. На этот счет у Васильева было свое мнение. "Ходит легенда, что Тарасов Харламова против меня старался не выпускать. Бред! Валерка никого не боялся! Тем более он был моим лучшим другом. Единственное, - перед матчем мы договаривались. Я говорил: "Харлам, ты в центр не ходи, там получишь". - "Хорошо, я пойду в край". Мы ведь играли на разных флангах и пересечься могли только в центре", - вспоминает легендарный защитник. Валерию Васильеву, как и Александру Рагулину, совершенно не нужно было ввязываться в драки, силовые столкновения. Помню, что в конце 1970-х годов в народе была популярна шутка: "Шайба летит. Васильев стоит, канадец лежит".

В мою память с детских лет четко врезалась картинка. Шайба проброшена к воротам Третьяка и предательски ползет возле борта. К ней катит "спокойный, как удав", Васильев и мчится, готовый покромсать всех и вся канадец. Валерий Васильев прижимает шайбу к борту, внешне даже так лениво, оборачивается назад, и очень спокойно смотрит на канадца, который вдруг резко тормозит, предпочитая не входить в контакт с "Хозяином тайги".

Сергей Мальцев вспоминает, как, оказавшись в 17 лет в "Динамо" на одной из первых тренировок в 1972 году попытался посостязаться в мощи с Валерием Васильевым. "Решил я обойти его, пробравшись вдоль борта, крадусь с шайбой, пробросил ее впереди и, думаю, сейчас от Васильева увильну, - признается Сергей Николаевич. - Ну, и махнул клюшкой ему по ребру, а сам локтями работаю. Васильев был попросту ошарашен. Смотрю, меня держит даже не двумя руками, а одной перчаткой, рот открыт у него, и говорит так недоуменно: "Ты, куда, малой, полез?". А я не угомонился, еще раз толкнул его локтями. Вдруг он так прижал меня к борту, все по правилам, что кости хрустнули. У меня помутнело в глазах, я чуть не сполз на лед. Ребята покатились со смеху, а мне раз и навсегда стало понятно, что с "горьковским хулиганом" такие номера не прокатят".  

"Когда меня просят коротко охарактеризовать Валеру Васильева, мне на ум приходит одно, зато какое слово - глыба. Во всем. В своей исполинской физической мощи, в своем поведении по отношению к себе и товарищам, в своей манере игры, в благородстве и мужестве. Мне кажется, он сам не знал предела своих возможностей, настолько они были безграничны. Но не меньше его внешней физической силы меня впечатляла его огромная внутренняя сила. Думаю, если бы Валера в свое время, как говорят у нас, соблюдал спортивный режим, то  мог бы запросто, с его то физическими данными играть и по сегодняшний день", - признается мне Владимир Юрзинов.

Порой, одного немигающего взгляда защитника "Динамо" было достаточно, чтобы противник отступил и забыл о том, что собирался пойти в жесткий стык. Это была ситуация из разряда тех, когда "удав смотрит на кролика". Вратари сборной и "Динамо" всегда чувствовали себя, как за каменной стеной в те минуты, когда Васильев находился на площадке, зная, что он не допустит "безобразий" на пятаке и немедленно охладит пыл соперника, который попытается войти в "святая святых" вратаря - небольшое пространство перед воротами. Не зря его в начале 1980-х, когда закончил играть Борис Михайлов, избрали капитаном сборной СССР. Именно Васильев первый поднял над своей головой завоеванный советскими хоккеистами в 1981 году Кубок Канады, врученный ему премьер-министром Канады Пьером Элиотом.

Канадцы знали о том, что Валерий Васильев не любит ввязываться в потасовки, и что его лучше не дразнить - себе дороже будет. Однако на одном из турниров на призы газеты "Известия" шустрый и прыткий нападающий сборной Канады крайне жестко, с нарушением правил атаковал Васильева. Судьи пропустили этот момент, а сам защитник отвечать грубияну сразу не стал. Он "мудро и по-хозяйски" подождал несколько смен, и в итоге провел против канадца такой жесткий, но чистый силовой прием, что бедолага с поврежденной кистью и врачом в сопровождении уехал сначала в раздевалку, а потом в больницу.

Знаменитую "мельницу" с броском соперника через спину при защите своих ворот он перенял у своего учителя и напарника по "Динамо", где он отыграл 16 сезонов, Виталия Давыдова. Однажды после силового приема Васильева у его "жертвы" слетели краги и лопнули шнурки на коньках. В другой раз после почти "гимнастического" пируэта, в результате силового приема Васильева игрок команды соперника перелетел за борт, неудачно приземлился и в результате попал в госпиталь, где его, к счастью, быстро вылечили.

При всей своей несокрушимой силе Валерий Васильев никогда не бил соперника исподтишка, не начинал драку первым. Этот благородный хоккеист и человек был хорош не только силовыми приемами. Мало кто из игроков обладал такой заряженностью на борьбу и умением завести партнеров в самые трудные минуты игры. Во многом благодаря авторитету и классу Александра Мальцева и Валерия Васильева гораздо менее звездное "Динамо" успешно противостояло непобедимому ЦСКА в чемпионатах СССР в 1970-е годы.

"Когда Валерий в ударе, вокруг него как бы круг образуется - никому из соперников не хочется подъезжать к этому "отчаянному парню", - писал в своей книге журналист Владимир Дворцов. - Васильев, пожалуй, и самый невозмутимый хоккеист, которого мне приходилось видеть. Помню, буквально всю нашу делегацию он поразил своим хладнокровием в Ванкувере осенью 1974 года. Сборная СССР проигрывала заключительный матч второй хоккейной серии канадской команде с крупным счетом - 2-5. Во время одной из кратких остановок игры к нам с Николаем Озеровым подъехал Валерий и, облокотившись на бортик, как ни в чем не бывало поинтересовался:

- Как там в шахматы претенденты сыграли? (речь идет о матче претендентов на мировую шахматную корону между Анатолием Карповым и Виктором Корчным, который рассматривался через призму политического противостояния между СССР и Западом - прим. М.М.)

- Ничья, - ответили мы хоккеисту.

- Ну и у нас тут ничья будет, - без тени сомнения, громко, так, чтобы слышали журналисты и товарищи по команде, провозгласил Васильев и отъехал к центру площадки.

Когда закончилась игра (вничью 5-5), Валерий вновь подъехал к нашей скамейке, подмигнул нам и напомнил:

- Я говорил, будет ничья! Пожалуйста, получите!".

Простой в общении, непосредственный и веселый человек, сначала в  "Динамо" и сборной СССР, соответственно, он подружился с близкими себе по духу Александром Мальцевым и Валерием Харламовым, которых отличало такое же благородство на льду и за его пределами. Шутник, душа компаний, Валерий Васильев как бы дополнял молчаливого Александра  Мальцева. Когда они отдыхали вместе - жди веселых историй.

"Хорошо помню свою первую поездку в Москву в начале 1970-х годов. Я тогда играл в хоккей и учился в минском институте физкультуры. В Минск возвращался с каникул в родном городе. Была середина августа, и я подумал, дай, думаю, наберу телефон  Саши Мальцева, может там находится и его брат Серега, с которым мы играли в Кирово-Чепецке, - вспоминает друг детства Мальцевых Виктор Перетягин. - Звоню, трубку поднимает Саша, я представляюсь. Он мне успевает сказать: "Приезжай, с Валерой Васильевым познакомлю!". Я лечу на всех порах в знаменитую квартиру Саши на проспекте Мира и действительно вижу там Васильева с Мальцевыми. "Привет, студент, - говорят мне ребята. - Присаживайся за стол, выпьем на дорожку шампанского, тебе же лететь на самолете". Говорю им: "Я ненадолго, мне бы в аэропорт не опоздать". А Васильев мне говорит: "Не торопись, студент, присаживайся, расскажи нам, как ты учишься".

В общем, эти посиделки с шампанским, а я тогда почти не пил, закончились тем, что я проснулся привязанным на приставном диване в самолете АН-12, уже, когда он приземлился в столице Белоруссии. Вместо подушки у меня была спортивная сумка, с которой я ехал. Отвязываюсь, открываю сумку, а там лежит буханка белого хлеба, колбаса и записка, написанная легендарным защитником "Динамо" и сборной СССР: "Это, студент тебе, чтобы было чем позавтракать". Уже потом узнаю, что они отправили меня в Минск на последнем рейсе, который улетал в час ночи, провели меня через регистрацию к самолету и уложили спать. Велик был тогда авторитет Саши Мальцева и Валеры Васильева. Перед ними открывались любые двери. Жалко, что записку не сохранил".

Валерий Васильев пользовался в "Динамо" огромным авторитетом. Несмотря на суровый облик, сам любил пошутить и заводил других. "Возвращаемся мы как-то с завтрака, а навстречу опаздывающий Толя Мотовилов бежит, - вспоминает Сергей Мальцев. - Увидел нас и впереди идущего Валеру Васильева и говорит: "Привет, Валера! Как здоровье?". Васильев ему: "Чего тебе до моего здоровья то? Что плохо выгляжу что ли?". "Да нет, все в порядке. Как позавтракал, как аппетит?", - спрашивает Мотовилов. "Чего это тебе до моего аппетита? Ты давай, зубы не заговаривай, а кушай быстрее и на лед не опаздывай", - улыбнувшись, ответил Валера".

Однажды во время руководства сборной Кулагиным на одной из тренировок последний собрал хоккеистов и предложил им: "Ребята, надо посовещаться, тут медики предлагают нам стимулирующую биодобавку. В общем, укол в задницу и будете летать по льду". Тут слово взял известный правдолюбец и шутник Валерий Васильев. "У нас два условия, - сказал защитник. - За укол - сто рублей. Я, например, задаром своей задницей рисковать не буду. И первым такой укол делаете Вы, Борис Павлович".

Сработало. Кулагин согласился на эксперимент. А хоккеистам выдали в кассе по сто рублей. На следующей тренировке команда встала. Ноги ватные, бегать не хочется. Еле ходит и Кулагин. Собрал мужиков и говорит: "А ну их, эти уколы! Больше в сборной - никаких опытов со стимуляторами". Они и прекратились, толком и не начавшись. Так Васильев отстоял честь сборной играть без каких-либо добавок.

Мальцев и Васильев пришли в "Динамо" практически одновременно. "Саша приехал из Кирово-Чепецка, я - из Нижнего Новгорода, - вспоминал Валерий Васильев. Может быть, поэтому мы сразу подружились. Первое, что меня поразило - его владение коньком. Сделав три-четыре виража влево-вправо, он освобождался от опеки соперников как бы шутя. И это ставило в тупик защиту. Но, пожалуй, особенно ценны в Саше его доброта, открытость характера".

В сборной знали, что Васильев, несмотря на стальной характер, крайне раним и причиненные ему обиды по-настоящему заводят его.

По окончании декабрьского Приза "Известий" 1970-го года Анатолий Тарасов перед отъездом в зарубежное турне на два дня отпустил хоккеистов на "побывку" домой. "Мы подумали-подумали и к Мальцеву на квартиру на маленький пикник завалились", - признавался Валерий Васильев.

Судя по всему, пикник удался. С хорошим настроением, в компании Виктора Полупанова Валерий Васильев возвращался на базу сборной в Архангельском. Подъехав к месту встречи на Ленинградском проспекте, хоккеисты обнаружили, что опоздали к условленному времени сбора на 15 минут.  Тарасова и Чернышева у автобуса уже не было, они ожидали команду на базе в Архангельском.

За старших тренеры оставили Фирсова и Давыдова. Васильев вспоминал, что Фирсов раздраженно пообещал доложить Тарасову, что они опоздали, "да еще явились на сбор команды с запашком".

"Давыдов тогда сказал ему в ответ: "Да брось ты, нормальные ребята, не пьяные ведь". На следующий день Тарасов объявляет: "Полупанов и Васильев за нарушение спортивного режима из команды отчислены". Чемпионат мира-71 я пропустил, - вспоминал Валерий Васильев. - Но потом меня вернули в сборную, а Полупанов сломался и через пару лет карьеру завершил. Я Фирсова возненавидел, сказал в лицо: "Ты неправильно сделал" и стал колотить на льду при первом удобном случае, буквально охотился на него. Потому Тарасов против меня Фирсова не выпускал… Время все лечит, позже мы снова сблизились, даже дружили"..

Еще один запоминающийся эпизод произошел в декабре 1979 года. На турнире на призы газеты "Известия" сборная СССР громила всех подряд. Оставалось сыграть матч с чехословаками, который, по мнению Васильева, ничего не решал. "Сидим мы на базе в Новогорске, я говорю Харламову: "Ну что, турнир мы выиграли. Пойдем в магазин, возьмем шампанского…", - говорит Валерий Васильев.

Праздник по случаю досрочной победы сборной на известинском турнире прошел весело, и Васильев с Харламовым вернулись на базу уже после отбоя. "Я предлагаю Валерию: "Пойдем в бассейн". Ну мы попарились в баньке, а потом и искупались. Вылезаем из воды и видим, что Тихонов стоит. На утро случилось собрание: "Вы отстранены от игры". Мы - к Михайлову, Петрову, мол, похлопочите, порвем чехов. Тихонов смилостивился. Харлам две положил, а я на шайбу как под пулемет кидался. Да еще приговаривал на скамейке Михайлову - капитану сборной, скажи, чтобы Тихонов слышал: берите пример с Васильева. Виктор Васильевич уловил и поддакивает: "Да, да, играйте, как Васильев". Но, видимо, с подачи Тихонова после турнира "Золотую клюшку" как лучшему игроку Европы дали не мне, а Михайлову", - улыбаясь, вспоминал Валерий Васильев в одном из интервью. Васильев в сборной и "Динамо" был эталоном мужественного игрока. Во время чемпионата мира в 1976 году, проводившегося в польских Катовицах,  ему в одной из игр раздробили мизинец. "Отправляйся в раздевалку! Немедленно лечиться", - буквально приказал защитнику тренер Борис Кулагин. "Нет, я могу и буду играть", - уперся Валерий Васильев, который понимал, что нужен команде, неудачно выступавшей на этом первенстве мира. Когда уже после окончания матча, в раздевалке после матча Васильев снял хоккейную крагу, все в сборной обомлели. Перчатка защитника до краев была наполнена кровью.

В 1973, 1977, 1979 годах Валерий Васильев признавался лучшим защитником чемпионатов мира. Подобное достижение в истории было лишь у легендарного Николая Сологубова. Васильева пять раз (!) в 1974-75, 1977, 1979,1981 годах включали в символическую сборную мира по итогам первенств планеты.

К сожалению, тяжелые нагрузки и годы изнурительных матчей не прошли бесследно для легенды советского хоккея. Васильев перенес три инфаркта. Причем, один из них - еще в 1978 году, в то время, когда еще был действующим хоккеистом. Во время пражского чемпионата мира в заключительной, незабываемой по своему внутреннему напряжению игре с чехословаками, Васильев от сердечного приступа прямо на скамейке запасных. Уже позже, в Москве врач динамовской команды во время  медосмотра сообщил Валерию Васильеву, что тот перенес инфаркт на ногах. Но спустя несколько дней мужественный защитник уже был на льду...

Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.

Источник: http://www.rg.ru/2012/04/19/pamyat-site.html



© 2014 Простатит